квилт

Из истории лоскутного шитья

Сад Эдем ("Garden of Eden"), Лестница Якова ("Jacobs Ladder"), Плащ Иосифа ("Josephs Coat") - что это? Если вы думаете, что это что-то из Священного писания. вы правы. А еще все это названия лоскутных блоков.
Одна из самых захватывающих сторон собирания и изучения лоскутных одеял-квилтов - проведение параллелей между квилтами и жизнью женщин, которые их сшили. Эта связь ясно видна из названий, которые мастерицы давали своим изделиям.
Кажется, любая сторона жизни женщины нашла в свое время отражение в названии лоскутного блока. Есть названия, говорящие о доме и семейной жизни, а другие навеяны окружением, в котором жили женщины. В названиях блоков увековечены национальные и политические события, религия и даже герои войны не были обойдены вниманием в лоскутных схемах.
Исследование самых ранних названий блоков и их происхождения - занятие не слишком благодарное. В дневниках и старинных журналах упоминаются названия, которые женщины давали своим лоскутным блокам. Но если даже старинные источники упоминают схему, они, как правило, не описывают блок и не дают никакого намека, как же выглядела это схема (не говоря уже о картинках), оставляя нас гадать, о каком же блоке идет речь.

Первой известной напечатанной в Америке лоскутной схемой были соты, или шестиугольники, опубликованные в книге в 1835 г. Хотя некоторые старинные издания и представляли схемы для лоскутного шитья, они редко давали имена для схем, а только описание квилта или указания по работе над ним. Да и немногочисленные названия были обычно описательными, как уже упомянутые соты (шестиугольники), часто работу называли просто "Пэчворк".
В 1850-х тот же издатель продолжает печатать лоскутные схемы для американских квилтеров - под номерами, без названий. В других журналах середины XIX столетия тоже время от времени появляются узоры блоков, квилты и лоскутные схемы упоминаются все чаще по мере роста тиражей.

В 1880-х журналы начали регулярно публиковать статьи о лоскутном шитье, часто с иллюстрациями, и именно в это время издатели стали предлагать своим читателям на продажу схемы квилтов наряду с другими рукодельными схемами. Именно благодаря этим продажам через журналы, а позже - фирмам, высылающим схемы по почте, лоскутные схемы стали регулярно печататься и получили названия. В журналах появились новые рубрики по интересам - специально для увеличения числа женщин-читательниц, женщин поощряли заказывать лоскутные схемы, создавая новые схемы или рассылая лоскутные блоки старым подписчикам.

В продолжение следующих 50 лет число напечатанных схем значительно увеличилось: схемы публиковались в "лоскутных" разделах журналов и рассылались заказчицам по почте, регулярно появлялись новые блоки. В 1920-х искусство лоскутного шитья было подхвачено новым поколением, и в 1920-1930-х пришло возрождение квилта. Журналы приглашали дизайнеров с художественным образованием вести разделы о лоскутном шитье и разрабатывать новые схемы. Эти дизайнеры внесли новую утонченность XX века в репертуар схем, доступных квилтерам. В этот период расцвело и частное предпринимательство, и женщины продавали лоскутные схемы и наборы для шитья, созданные самостоятельно. Лоскутные схемы множились с изобилием газет, журналов и лоскутных дизайнеров.

Автор статьи - Laurette Carroll, создатель, собиратель и историк квилтов.

Использовано со страницы http://

Взгляд в прошлое

Лоскутная работа зарождалась и развивалась независимо у разных народов. Точный возраст этого древнейшего промысла определить столь же трудно, сколь трудно достоверно ответить на вопрос: когда человек впервые создал ткань и надел на себя сшитую из этой ткани одежду. В музеях мира хранятся образцы, наглядно указывающие на глубокую древность этого ремесла.

Первоначально это было не столько лоскутное шитье в современном понимании этих слов, сколько перешивание, подновление одежды и предметов убранства жилища из лоскутков отслуживших свой срок вещей. Старые вещи разрезались, лоскутки сортировались: все, что годилось для шитья, шло на лоскутные одеяла, занавески; из очень поношенного плели дорожки, шили махровые коврики – половички.

Сейчас, когда лоскутное шитье получает второе рождение, многие страны борются за приоритеты в этой сфере человеческой деятельности.

И, действительно, этот наиболее доступный способ художественного самовыражения служит языком общения людей разных национальностей, вероисповедания и мировоззрения.

Во многих городах России образуются клубы любителей лоскутного шитья, проводятся встречи, фестивали, совместные акции, реализуются международные проекты. А слово «пэчворк» (лоскутная работа) и «квилт» (стеганое лоскутное одеяло) давно не требуют перевода и понятны как профессионалу, так и самостоятельной мастерице-лоскутнице.

Взгляд в прошлое

Лоскутная работа зарождалась и развивалась независимо у разных народов. Точный возраст этого древнейшего промысла определить столь же трудно, сколь трудно достоверно ответить на вопрос: когда человек впервые создал ткань и надел на себя сшитую из этой ткани одежду. В музеях мира хранятся образцы, наглядно указывающие на глубокую древность этого ремесла.

Первоначально это было не столько лоскутное шитье в современном понимании этих слов, сколько перешивание, подновление одежды и предметов убранства жилища из лоскутков отслуживших свой срок вещей. Старые вещи разрезались, лоскутки сортировались: все, что годилось для шитья, шло на лоскутные одеяла, занавески; из очень поношенного плели дорожки, шили махровые коврики – половички.

Сейчас, когда лоскутное шитье получает второе рождение, многие страны борются за приоритеты в этой сфере человеческой деятельности.

И, действительно, этот наиболее доступный способ художественного самовыражения служит языком общения людей разных национальностей, вероисповедания и мировоззрения.

Во многих городах России образуются клубы любителей лоскутного шитья, проводятся встречи, фестивали, совместные акции, реализуются международные проекты. А слово «пэчворк» (лоскутная работа) и «квилт» (стеганое лоскутное одеяло) давно не требуют перевода и понятны как профессионалу, так и самостоятельной мастерице-лоскутнице.

Взгляд в прошлое

Лоскутная работа зарождалась и развивалась независимо у разных народов. Точный возраст этого древнейшего промысла определить столь же трудно, сколь трудно достоверно ответить на вопрос: когда человек впервые создал ткань и надел на себя сшитую из этой ткани одежду. В музеях мира хранятся образцы, наглядно указывающие на глубокую древность этого ремесла.

Первоначально это было не столько лоскутное шитье в современном понимании этих слов, сколько перешивание, подновление одежды и предметов убранства жилища из лоскутков отслуживших свой срок вещей. Старые вещи разрезались, лоскутки сортировались: все, что годилось для шитья, шло на лоскутные одеяла, занавески; из очень поношенного плели дорожки, шили махровые коврики – половички.

Сейчас, когда лоскутное шитье получает второе рождение, многие страны борются за приоритеты в этой сфере человеческой деятельности.

И, действительно, этот наиболее доступный способ художественного самовыражения служит языком общения людей разных национальностей, вероисповедания и мировоззрения.

Во многих городах России образуются клубы любителей лоскутного шитья, проводятся встречи, фестивали, совместные акции, реализуются международные проекты. А слово «пэчворк» (лоскутная работа) и «квилт» (стеганое лоскутное одеяло) давно не требуют перевода и понятны как профессионалу, так и самостоятельной мастерице-лоскутнице.

Взгляд в прошлое

Лоскутная работа зарождалась и развивалась независимо у разных народов. Точный возраст этого древнейшего промысла определить столь же трудно, сколь трудно достоверно ответить на вопрос: когда человек впервые создал ткань и надел на себя сшитую из этой ткани одежду. В музеях мира хранятся образцы, наглядно указывающие на глубокую древность этого ремесла.

Первоначально это было не столько лоскутное шитье в современном понимании этих слов, сколько перешивание, подновление одежды и предметов убранства жилища из лоскутков отслуживших свой срок вещей. Старые вещи разрезались, лоскутки сортировались: все, что годилось для шитья, шло на лоскутные одеяла, занавески; из очень поношенного плели дорожки, шили махровые коврики – половички.

Сейчас, когда лоскутное шитье получает второе рождение, многие страны борются за приоритеты в этой сфере человеческой деятельности.

И, действительно, этот наиболее доступный способ художественного самовыражения служит языком общения людей разных национальностей, вероисповедания и мировоззрения.

Во многих городах России образуются клубы любителей лоскутного шитья, проводятся встречи, фестивали, совместные акции, реализуются международные проекты. А слово «пэчворк» (лоскутная работа) и «квилт» (стеганое лоскутное одеяло) давно не требуют перевода и понятны как профессионалу, так и самостоятельной мастерице-лоскутнице.

Взгляд в прошлое

Лоскутная работа зарождалась и развивалась независимо у разных народов. Точный возраст этого древнейшего промысла определить столь же трудно, сколь трудно достоверно ответить на вопрос: когда человек впервые создал ткань и надел на себя сшитую из этой ткани одежду. В музеях мира хранятся образцы, наглядно указывающие на глубокую древность этого ремесла.

Первоначально это было не столько лоскутное шитье в современном понимании этих слов, сколько перешивание, подновление одежды и предметов убранства жилища из лоскутков отслуживших свой срок вещей. Старые вещи разрезались, лоскутки сортировались: все, что годилось для шитья, шло на лоскутные одеяла, занавески; из очень поношенного плели дорожки, шили махровые коврики – половички.

Сейчас, когда лоскутное шитье получает второе рождение, многие страны борются за приоритеты в этой сфере человеческой деятельности.

И, действительно, этот наиболее доступный способ художественного самовыражения служит языком общения людей разных национальностей, вероисповедания и мировоззрения.

Во многих городах России образуются клубы любителей лоскутного шитья, проводятся встречи, фестивали, совместные акции, реализуются международные проекты. А слово «пэчворк» (лоскутная работа) и «квилт» (стеганое лоскутное одеяло) давно не требуют перевода и понятны как профессионалу, так и самостоятельной мастерице-лоскутнице.

Взгляд в прошлое

Лоскутная работа зарождалась и развивалась независимо у разных народов. Точный возраст этого древнейшего промысла определить столь же трудно, сколь трудно достоверно ответить на вопрос: когда человек впервые создал ткань и надел на себя сшитую из этой ткани одежду. В музеях мира хранятся образцы, наглядно указывающие на глубокую древность этого ремесла.

Первоначально это было не столько лоскутное шитье в современном понимании этих слов, сколько перешивание, подновление одежды и предметов убранства жилища из лоскутков отслуживших свой срок вещей. Старые вещи разрезались, лоскутки сортировались: все, что годилось для шитья, шло на лоскутные одеяла, занавески; из очень поношенного плели дорожки, шили махровые коврики – половички.

Сейчас, когда лоскутное шитье получает второе рождение, многие страны борются за приоритеты в этой сфере человеческой деятельности.

И, действительно, этот наиболее доступный способ художественного самовыражения служит языком общения людей разных национальностей, вероисповедания и мировоззрения.

Во многих городах России образуются клубы любителей лоскутного шитья, проводятся встречи, фестивали, совместные акции, реализуются международные проекты. А слово «пэчворк» (лоскутная работа) и «квилт» (стеганое лоскутное одеяло) давно не требуют перевода и понятны как профессионалу, так и самостоятельной мастерице-лоскутнице.

Страницы

Subscribe to квилт